Вредные привычки

От: Admin


«Кофе должен быть горяч, как пекло, черен, как бес, чист, как ангел, и сладок, как любовь».
Шарль Талейран, выдающийся французский дипломат

Кофемания

Но современные врачи не согласны с экзальтированным воззрением известного француза. Кофеин, который, как мы знаем, содержится в кофе и чае, относится к катализаторам. И хотя его действие может быть и не такое сильное, как у других узнаваемых стимуляторов, он также может стать небезопасным для организма человека.

Кофеин, которого в одной чашечке кофе содержится обычно около 100 мг, неладно оказывает влияние на нервную систему. Сначала, как и другие катализаторы, он возбуждает и вызывает бессонницу, потом истощает нервные клеточки, из-за чего любители кофе становятся вялыми, сонливыми и стремительно утомляются. Кофеин учащает дыхание и сердцебиение, поднимает кровяное давление, наращивает нагрузку на почки, провоцирует сверхизбыточную секрецию желудочного сока.

Если превысить очень допустимую дозу кофеина — 453 мг, очень разболится голова. При этом «кофеиновая» боль в голове обладает одной противной особенностью — эхо-эффектом, из-за чего муки продолжаются целую неделю.

Итак, в течение суток можно позволить для себя менее 3-х чашек тонизирующего напитка в чистом виде либо 4 — с молоком, смягчающим неблагоприятное воздействие кофеина. Следует также подразумевать, что в чашечке крепкого чая приблизительно 40-100 мг кофеина, в стакане пепси-колы и кока-колы — 15-30 мг.

Привыкнув к кофе и другим кофеинсодержащим напиткам, человек принуждает собственный организм работать на износ. Пара часов искусственной бодрости отзывается позже еще большей вялостью. Если чашечка кофе по утрам уже является потребностью, избавиться от этого пристрастия тяжело, так как зависимость от кофеина формируется на молекулярном уровне. Кофеин теснит из рецепторов мозга очень принципиальный нуклеотид — аденозин, помогающий нам успокоиться. Вот поэтому люди, в один момент отказавшиеся от кофе, ощущают себя утомленными.

В особенности подвержены кофемании люди творческого и интеллектуального труда, посреди которых много астеников. Для их прояснение сознания и прилив сил, которые дает кофе, становится спасением, в особенности в периоды срочной и сложной работы. Но конкретно астеникам кофе может навредить больше всего, истощая и без того слабенькую нервную систему. Самой известной жертвой кофемании является французский писатель Оноре де Бальзак. Он мог придумывать только ночами, выпивая чашечку за чашечкой крепчайший кофе. В конце концов сердечко его не выдержало этой нагрузки.

Чтоб «отлучение» от кофе прошло по способности безболезненно, идеальнее всего выпивать по утрам сваренное на молоке какао. Нервная система еще наименее чувствительна к аналогу кофеина — теобромину, который содержится в какао-порошке, а входящий в его состав магний снимает вялость, нервное напряжение, содействует наилучшему усвоению кальция из молока. И чем меньше в напитке сладости, тем лучше: добавленный в какао сахар препятствует усвоению нужных минеральных веществ.

Темный кофе можно поменять желудевым либо цикориевым кофе, которые не содержат кофеин. Не стоит забывать и о чае. По обычаю британцев, в свою очередь перенятому ими у индийцев, заместо крепкого чая лучше пить чай с молоком, нейтрализующим воздействие кофеина, который содержится в этом некрепком напитке в маленьком количестве. Чай с молоком не возбуждает, а регулирует деятельность нервной системы, дыхания, работу сердца и кровеносных сосудов.

Последующую группу наркотических средств представляют галлюциногены (от латинского allucinatio — «абсурд», «видения» и греческого «генос» — «происхождение») — вещества, вызывающие галлюцинации. Известные галлюциногены — ЛСД, мескалин, псилоцибин.

Средства, искажающие восприятие человека, известны еще с стародавних времен. Во время религиозных ритуалов краснокожие использовали высушенные вершины кактуса пейота, содержащие мескалин — вещество, химически схожее с гормоном надпочечников адреналином. У ацтеков аналогичным целям служил «божественный гриб» — псилоцибе, дейcтвующее начало которого ученые окрестили псилоцибином.

В 1943 году сотрудник швейцарской лекарственной компании «Сандоз» Альберт Хофман синтезировал вещество, галлюциногенная активность которого в сотки раз превосходила силу деяния мескалина и псилоцибина, — диэтиламид лизергиновой кислоты (ЛСД). Даже в жалком количестве он в протяжении нескольких часов вызывает калоритные зрительные галлюцинации. В 60-70-е годы ХХ века употребление ЛСД распространилось посреди молодежи и подростков США, после этого в почти всех странах оно было запрещено законом.

Малые дозы галлюциногенов обостряют и изменяют восприятие: звуки кажутся более гармоническими, цвета — более колоритными, размер и форма объектов

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

На вверх