Нейрон Монро приблизил эру чтения снов

От: Admin


Человек способен усилием воли регулировать активность определенного нейрона в коре собственного мозга. Это открытие американских исследователей не только лишь проливает свет на тонкости мозговой деятельности, да и даёт надежду на возникновение техники, способной визуализировать сны людей, видения на психическом уровне нездоровых либо мысли парализованных.

Сегодняшний опыт корнями уходит в 2005 год. Тогда невролог Кристоф Кох (Christof Koch) из Калифорнийского технологического института (Caltech) и доктор нейрохирургии Ицхак Фрид (Itzhak Fried) из института Калифорнии в Лос-Анджелесе (UCLA) установили, что признанием той либо другой знаменитости в мозге заведуют отдельные клеточки.

Тот опыт оказался серьёзным подкреплением теории о «клеточке бабушки» (Grandmother cell). Она говорит: в мозге есть единичные нейроны, ответственные за реакцию человека на абстрактные понятия, определенные достопримечательности, отдельных людей, в том числе и свою бабушку, что отдало заглавие.

Таким макаром в языке исследователей появились «нейрон Холли Берри», «нейрон Эйфелевой башни» и т.д.. При всем этом данные нейроны активизировались не только лишь при воздействии соответственного зрительного стимула, да и при произнесении вслух имени/наименования объектов и в этом случае, если испытуемый сам задумывался о их.

Открытие «нейронов бабушки» не очень посодействовало в осознании устройств узнавания. Ряд учёных всё равно склоняются к мысли, что эти клеточки являются только главным звеном в большой нейронной цепочке, занимающейся декодированием инфы. Зато нахождение таких нейронов проложило дорогу к новенькому опыту, давшему куда больше еды для раздумий.

Сейчас Кох, Фрид, выпускник калифорнийского технологического Моран Серф (Moran Cerf) и ряд их коллег пользовались любезностью 12-ти нездоровых эпилепсией. Чтоб отыскать в их мозге источники припадков, врачи имплантировали клиентам набор электродов в медиальную височную долю, связанную с памятью и чувствами. Учёные решили узнать, как работают клеточки в этом регионе во время просмотра разных изображений.

Поначалу экспериментаторы опросили добровольцев, выявив их интересы. Дальше исследователи составили для каждого набор из 100 изображений, на которые человек реагировал более отчётливо. Демонстрируя рисунки подопытным, учёные находили корреляцию меж ними и сильным откликом единичных нейронов.

Из каждой сотки нашлось приблизительно с десяток очевидных совпадений, другими словами 10 «нейронов бабушки». Дальше исследователи работали всего с 4-мя из их.

В последующей фазе опыта добровольцев просили мыслить о определенных снимках, к примеру Мэрилин Монро, а активацию «нейрона Монро» переводили в движение курсора на дисплее. Так человек получал оборотную связь и обучался произвольно усиливать мысли о избранном объекте.

Кстати, строго говоря, каждый нейрон, связанный с тем либо другим объектом, являлся представителем целой группы клеток, откликающихся на определенный стимул. Просто учёные упростили задачку, рассуждая о единичных нейронах.

После первой тренировки условия опыта усложнили. Когда доброволец, сидя перед пустым экраном, начинал мыслить о Монро, компьютер выводил на экран её снимок, но здесь же микшировал с отвлекающим изображением, к примеру Майкла Джексона.

Игра начиналась с сбалансированной консистенции 2-ух полупрозрачных кадров. Задачка испытуемого — усилием воли сделать портрет Монро более броским, а портрет Джексона — растворить.

Испытуемые отыскали свои собственные стратегии для выигрыша: некие просто задумывались о снимке, другие повторяли имя персонажа вслух либо сосредотачивали взгляд на определенной детали изображения. Во всех случаях успешными оказались 70% из 900 попыток.

Похожие записи:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

На вверх